Home Разное Российский рынок оцифровки
Российский рынок оцифровки

Российский рынок оцифровки  постепенно входит в стадию быстрого роста: по прогнозам, в  самые ближайшие годы  объем этого бизнеса  могут составят 325 -35 млрд рублей. От бумажной работы к электронным носителям переходят не только   государственные службы,коммерческие предприятия, и даже учреждения культуры. Что будет дальше - и сказать трудно скорая смерть бумажного документа.

Услуга эта родилась вслед за технологией. Тогда отечественные софтверные разработчики Abbyy и Cognitive Technologies нашли способ оптического распознавания текста и предложили рынку свои продукты - программы FineReader и CuneiForm. В 1995 году их опыт взял на вооружение предприниматель Сергей Баландюк - бывший конструктор микроэлектронной аппаратуры, открывший собственную оцифровочную фабрику. Со временем его компания «ЭЛАР» выросла в крупнейшего игрока рынка с оборотом более чем в 3,5 млрд. рублей. Идею поточной оцифровки Баландюк подсмотрел на Западе, где промышленные корпорации и государственные ведомства в ту пору уже вовсю переходили на «цифру».

«В середине 90х у нас была иллюзия, что бумага проживет совсем недолго», — вспоминает он. Однако клиентов эти мира жи не убедили. Вплоть до 2000х ни о какой рентабельности и речи не шло: компания-первопроходец исправно выполняла роль миссионера, на пальцах объясняя байкам и библиотекам, почему документы и книжные фонды нужно переводить на электронные носители. А заодно оттачивала собственную разработку - конвейерную технологию ретроконверсии, позволяющую в сжатые сроки обрабатывать большие массивы документов и упаковывать их в электронные базы данных.

Чтобы держаться на плаву, Баландюку пришлось стать «работником широкого профиля»: он брался за торговлю компьютерами, писал программы на заказ, но... продолжал лелеять мечту о большом цифровом будущем. В «нулевых» рынок начал наконец-то расти. Локомотивом стала федеральная целевая про грамма «Электронная Россия», разработанная Минэкономразвития и переданная для исполнения Минсвязи. Правительство мечтало о том, что до 2010 года все государственные органы перейдут на электронный документооборот. Правда, со временем программа «загнулась» из-за хронического недофинансирования. Планировалось направить на ее реализацию 77 млрд. руб. (в ценах 2002 года), фактически же был израсходован лишь 21 млрд.

 

 

      
 
top